Меню
16+

Газета «Районные вести» Кривошеинского района

13.04.2020 10:04 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Пельмени до порога или время девичьих секретов

Автор: Наталия Сыцевич, Андрей Харин, Ульяна Литвинова

фото Ильи Нестерова

В условиях пандемии во многих странах принимаются различные меры, в том числе самые жёсткие, по недопущению распространения коронавирусной инфекции. В России введён режим самоизоляции, когда большинству людей рекомендовано или запрещено без особой необходимости покидать свои квартиры. Звёзды эстрады, телевидения и шоу-бизнеса призывают нас оставаться дома, предлагают различные варианты времяпрепровождения. Тем, кто проживает в частных домах, легче: они могут выходить на улицу, не боясь быть оштрафованными. Уже можно заняться садом или огородом, привести в порядок двор после зимы, просто размяться на свежем воздухе. В квартире, конечно, сложнее. Но и здесь найдётся немало занятий. В числе прочего сейчас достаточно времени для общения с родными и друзьями из разных регионов страны. Для корреспондентов «Районных вестей» производственная необходимость тоже стала хорошей возможностью отыскать контакты знакомых, проживающих по всей территории России и за её пределами. Большинство людей, опрошенных нами по поводу условий проведения самоизоляции, в разные годы родились и жили в Кривошеинском районе.

Нина Карпова, пенсионерка, Германия:

«На днях позвонила мне знакомая и спросила, есть ли у нас в деревенском магазине мука. Она живёт в соседнем городке, примерно в пяти километрах от нас. Я даже не знала, что в магазинах уже две недели нет муки, сахара и почему-то туалетной бумаги. Идёт уже третья недели изоляции, открыты только продуктовые магазины и аптеки. Так вот моя знакомая говорит, что ей тяжело сейчас. Она живёт одна в квартире, а дочь и внуки в другом микрорайоне города. Говорит, что закончилась мука, и она не может больше стряпать пельмени. Она их лепит почти каждый день, приезжает к дому дочери и внуков, ставит пельмени около двери и уезжает, так как контактировать с кем-либо нельзя.

В продуктовых магазинах людей немного, и они стараются соблюдать дистанцию. Не бродят подолгу, стараются быстро купить необходимое и уйти. Атмосфера в целом изменилась: люди напряжены, при встрече не обнимаются, не разговаривают. Мы потихоньку привыкли, успокоились, кажется, и воздух чище стал, самолёты не летают, машин меньше, поездов мало. Суета прекратилась. Это хорошее время поразмыслить.

Мне кажется, независимо от национальности люди, которые найдут для себя занятие, не страдают от самоизоляции. Я сейчас много шью, делаю новое одеяло в лоскутной технике. Это так увлекает, что я иногда допоздна этим занимаюсь. Мы живём во времена больших возможностей. С помощью интернета я начала рисовать, и это стало моим любимым занятием. Ещё есть уроки пения, к которым, думаю, до конца изоляции подключусь. Хочется успеть написать рассказы из моего детства в Сибири для своих внучек. Работаю в большом саду с декорацией и дизайном.

Мы с мужем не работаем и, казалось бы, должны к новым условиям легко привыкнуть. Но супруг любит общаться и бывать среди людей, ему поначалу было трудно. В первые дни он ходил на разные неофициальные встречи, чего я не одобряла. В настоящее время нет никаких встреч. Муж сделал грядку из дерева, правда, была проблема: всё закрыто, а потому строительные материалы заняли у родственников. А я сплела грядку из ивы.

С началом режима изоляции установилось какое-то спокойствие, теперь никуда не надо бежать. Конечно, такая обстановка влияет на всю экономику. Мы живём на севере Германии, где выращивают много спаржи, а она сейчас уже созрела, её надо срезать. Поля большие, обычно тысячи работников в этот период приезжают из Польши, Румынии. Но границы закрыты. Нынче ожидаются большие потери, значит, спаржа будет очень дорогой.

Мне кажется, мы в России пережили трудные 90-е годы, а потому сидеть дома для нас не так страшно, как для местных. Даже мой сын, которому 39 лет, ещё вспоминает, как он в детстве жил. Сахара не было месяцами, а он любил сладкое и свой килограмм сахара в бумажном пакете подписывал своим именем. Он говорит, режим самоизоляции для него нестрашен. Плохо, что закрыты спортзалы и бассейны, но можно в парке бегать. Сын живёт в Мюнхене. Когда был введён режим изоляции, он услышал предупреждение о запрете выходить из дома. Выглянул в окно и увидел, как полиция проезжала мимо дома и по громкоговорителю оповещала: «... оставайтесь дома, нарушители будут оштрафованы». У сына возникло чувство, будто началась война.

Мои взрослые дети оба работают дома, внучки — на дистанционном обучении. Они живут далеко от нас (600-700 км), и приехать друг к другу пока не можем. На Пасху сын хотел приехать к нам на машине. Но я отговорила его: остановит полиция, и получишь штраф. Ещё я думаю, если он приедет из Баварии в нашу Нижнюю Саксонию, его могут «заложить». Немцы следят за нарушениями законов и сразу звонят в полицию. Конечно, это не приятно, но в то же время нарушителей мало. Тогда людям живётся спокойнее, и они уверены, что не заболеют».

Илья Нестеров, сотрудник видеохостинга «ТикТок», США:

«В конце февраля компания предложила желающим работать из дома. Процентов 20 сотрудников офиса сразу так и поступили. Через неделю в воскресенье приняли решение всем работать удалённо. Дали возможность прийти в офис в понедельник, забрать всё, что нужно, включая мониторы. С тех пор уже пятую неделю работаем из дома. В целом особо ничего не поменялось. Я последние пару лет один раз в неделю работал удалённо. Единственная разница — приходится все совещания проводить в режиме онлайн. У меня в команде 10 человек, пока со всеми поговоришь, уходит время.

То есть в плане работы ситуация не очень изменилась, правда, теперь нужно совмещать её с приготовлением еды. В компании привыкли, что и обед, и ужин обычно на работе. Я люблю готовить, и меня всё устраивает. Но многие коллеги вынуждены осваивать кулинарию. Можно, конечно, заказать еду домой, но я не большой любитель готовых обедов.

Из разговоров с друзьями (тут много томичей) и коллегами, имеющими детей, понимаю, что им сейчас весело. Школы закрыты, все перешли на удалённое обучение. Кто-то установил следующий образ жизни: один родитель занимается с детьми, а другой работает, потом меняются ролями.

У нас в Калифорнии несколько недель назад ввели чрезвычайное положение. Это значит, всё, что напрямую не касается жизнеобеспечения, закрыто. Рестораны и кафе работают, но можно заказать еду только на вынос. Открыты аптеки, супермаркеты, банки и заправки.

Про то, как несколько недель народ пачками закупал еду и туалетную бумагу, наверное, везде показали. Сейчас всё спокойно. С утра в магазинах 2-3 часа отводится покупателям за 60, остальных не пускают. Первое время народ ломился в парки, на пляжи, океан-то рядом. Но сейчас все парковки там закрыли и выписывают нарушителям огромные штрафы. Рекомендуют далеко от дома сильно не уезжать. Но это никак не контролируется».

Мария Кошкарева, психолог, г. Нижний Новгород:

«По всей Нижегородской области утвердили мероприятия, которые направлены на недопущение распространения и появления новых случаев коронавирусной инфекции. Местные жители реагируют на это по-разному. Кто-то самоизолируется, кто-то продолжает работать, отдыхать. Поначалу можно было увидеть «шашлычников», погода располагала к этому. На них обрушивались гневные люди, соблюдающие домашний режим. В первые дни по микрорайонам патрулировали сотрудники полиции. Жителей на улицах города становилось всё меньше. Огороженные лентой детские площадки и отсутствие живых людей угнетают. Кто-то вынужден нарушать режим. Например, семьи с детьми хотели бы погулять на улице, но боятся «добрых» соседей, которые могут позвонить и пожаловаться на них. В больницах практически нет пациентов. Люди работают в масках и перчатках. Для жителей Нижнего Новгорода ввели обязательную регистрацию, чтобы получить «разрешение» для выхода на улицу, будь то поездка в магазин, на работу, в больницу. Отношение к пандемии разное: кто-то поддерживает, кто-то хайпует, кто-то ходит в масках, кто-то пишет посты и ставит хэштеги «Мысидимдома», а некоторые боятся, что все эти действия только усугубят экономику, и ожидают продолжение карантина не на один месяц.

В аптеках и магазинах нет масок, антисептиков для рук. В первую неделю была скуплена туалетная бумага, питьевая бутилированная вода, гречка, макароны. Были совершенно пустые полки в магазинах. Сейчас из репродукторов на улицах города можно услышать обращение к гражданам с просьбой остаться дома и соблюдать самоизоляцию. От школ малообеспеченным и многодетным семьям, а также от органов соцзащиты организовано питание. Волонтёры в масках и перчатках развозят питание до квартир, осуществляют бесконтактную доставку до двери».

Наталья Силявская, экономист, г. Тюмень:

«В период самоизоляции мы стали больше времени проводить в кругу семьи. Дети безумно счастливы, что родители рядом. Мы вместе завтракаем и обедаем. Играем в настольные игры, для которых вечно не хватало времени. Я стала читать книги и смотреть фильмы. Разгребла завалы на балконе, начала делать косметический ремонт.

Что касается профессиональной деятельности, я быстро приспособилась работать удалённо при помощи компьютера и телефона. Теперь не нужно тратить время на разъезды до офиса и обратно. Обычно на это уходит полтора часа в одну сторону.

Чтобы дети могли учиться дистанционно, пришлось купить им компьютер. Школьные уроки идут в режиме онлайн, на этот же формат перешли все репетиторы.

Из явных минусов в условиях самоизоляции я бы отметила недостаток прямого общения с людьми, закрытие торговых центров и малоподвижный образ жизни».Александр Смирнов, военнослужащий, Краснодарский край:

«На военнослужащих режим самоизоляции не распространяется. На службу ходим каждый день и стараемся ограничить контакты с людьми. В кабинетах одновременно находятся не более двух человек. Женщины-военнослужащие и служащие армии, воспитывающие детей до 14 лет, от служебных обязанностей освобождены. Командировки запрещены. Для передвижения действуют пропуска разного цвета: красные разрешают перемещаться по всему региону, зелёные — по территории района.

Что касается членов моей семьи, все они находятся дома. Старшая дочь Юлия — студентка Краснодарского колледжа — изучает право, на время самоизоляции вернулась домой и учится дистанционно. Младшей Насте каникулы продлили до 14 апреля. Она занимается айкидо, и тренер проводит тренировки онлайн. Иногда Настя ходит на уличную тренировку, так как городок закрытый. Соблюдая все меры предосторожности, в том числе дистанцию, ребята проводят разминку, разбирают упражнения, исправляют ошибки в движениях.

Супруга Татьяна говорит, что это лучшие дни. Она с дочками столько времени раньше не проводила. Сейчас у них масса идей для творчества. Они увлеклись алмазной вышивкой, рисуют, раскрашивают, собирают пазлы, каждый день пробуют новые кулинарные рецепты, которые находят в интернете. Когда вместе вышивают или рисуют, общаются с дочками, которые делятся с мамой своими девчоночьими секретами.

По вечерам мы все вместе смотрим какой-нибудь интересный фильм или мечтаем, как снова поедем на своей машине путешествовать. Давно мы не проводили столько времени вместе, чему очень рады. Но, конечно, хочется, чтобы болезнь задела как можно меньше людей, чтобы все были здоровы».

Татьяна Габдулхакова, Башкортостан:

«Сейчас самое сложное — безвылазно оставаться дома. Младшая дочь уже не знает, куда девать энергию. Приходится каждый день придумывать, чем её занять. Старшая учится в восьмом классе, сейчас занимается дистанционно. Я в отпуске по уходу за ребёнком, а муж трудится на непрерывном производстве. Его режим самоизоляции не затронул.

Ограничения, конечно, есть, но с понедельника в регионе расширили список предприятий, которые будут работать, разумеется, при соблюдении необходимых мер дезинфекции. В городе Туймазы, где мы живём, в этот перечень вошли большинство крупных организаций. Бесперебойно работают продовольственные, строительные, хозяйственные магазины. Как везде, закрыты магазины одежды и развлекательные центры».

Семья Илич, Белоруссия:

«Нас очень беспокоит обстановка в стране. В нашей семье трое взрослых сыновей. Старший Иван и младший Евгений работали в России: в Калужской области и в Санкт-Петербурге. После объявления режима самоизоляции в России им пришлось оставить работу и вернуться домой. Средний сын Сергей живёт и работает в Минске, работа у него пока есть. Ни карантина, ни режима самоизоляции в Белоруссии не объявлено. Президент Лукашенко считает истерию вокруг вируса надуманной. Но люди болеют и умирают. По телевизору об этом говорят мало. Поскольку достоверной информации нет, у людей начинается паника. Говорят, что угрозы нет, но при этом советуют соблюдать меры профилактики коронавируса, чтобы избежать заражения. Люди даже в деревнях стараются не ходить и не ездить лишний раз в город и другие сёла, редко ходят в магазины за продуктами, благо дома своя картошка, овощи и мясо. Уже пошла первая зелень.

Несмотря на все опасения, наша семья живёт и работает как обычно. В стране уже началась сельскохозяйственная пора, и люди вышли в свои огороды и сады. В колхозе провели посевные работы. Расслабляться некогда, в этом году посадили больше картошки, так как судя по новостным сообщениям, после отмены самоизоляции в России нам будет тяжело с работой и может не получиться снова уехать туда на заработки. Настроение, несмотря на весну и хорошую погоду, оставляет желать лучшего».

Валентина Аннаньевна Садеева, пенсионерка, г. Москва:

«В Москве сейчас самая сложная обстановка с распространением коронавируса. В столице объявлена жёсткая самоизоляция.

У меня большая семья, но сейчас мы не встречаемся. Общаюсь с дочерью, внучкой и сыном, которые проживают вместе со мной. Продукты мне приносят волонтёры и со всеми предосторожностями передают их у порога. Дочь Зифа работает в общепите и каждый день ходит на работу. У неё есть пропуск для передвижения по городу. Их предприятие работает сейчас по укороченному графику. В обязательном порядке каждые десять дней все работники сдают тесты на коронавирус. Внучка Таня учится в кулинарном колледже. Сейчас она учится, целый день сидит за компьютером, выполняя различные задания. Но не забывает и о практике. Она будущий кондитер и на своих родных отрабатывает некоторые кулинарные рецепты. Со своими друзьями и сокурсниками общается через социальные сети, кроме того, читает, смотрит фильмы. Сын — инвалид, нигде не работает. Для него ничего не изменилось. Он и так всё время находился дома».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.