Меню
16+

Газета «Районные вести» Кривошеинского района

27.07.2018 14:21 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Главная сила - во власти»

В сентябре прошлого года в двух сельских поселениях сменились главы администраций. На эти должности пришли люди, ранее не имевшие отношения к муниципальной службе: С.И. Лютько в Петровке и О.П. Казырский в Кривошеино. Оба имели опыт законотворчества в районной Думе. О новой для себя работе Сергей Иванович рассказал в одном из предыдущих номеров газеты «Районные вести». Теперь впечатлениями поделился и Олег Петрович.

Десять месяцев Вы руководите администрацией Кривошеинского сельского поселения. Сейчас, наверное, уже можно сказать, какие из Ваших ожиданий от должности главы оправдались, а в чём, возможно, Вы разочаровались?

- Во-первых, моё врождённое стремление пытаться быть впереди, помогать людям, решать проблемы, исходя из принципов справедливости — это главное, что двигало меня на эту должность. Во-вторых, много лет я придерживался активной жизненной позиции, но фактически властных полномочий не имел. Я всю жизнь пытаюсь кого-то подучить, подсказать. Думаю, многим мужчинам надо пробовать заявлять людям: я знаю, как можно это решить, я хочу — позвольте мне. Может быть, многие и хотели бы попробовать что-то изменить, но избраться очень непросто.

- То есть, Ваше многолетнее стремление во власть районного и поселенческого уровня связано с необходимостью удовлетворить собственные амбиции и показать себя как лидера?

- Если откровенно, то да. Жизнь становится до того сложной, что находиться с краю и просто заявлять — это путь в никуда. Природа человеческая связана с тем, что мы постоянно самоутверждаемся и стремимся вперёд.

- Но лидеров не может быть много…

- Их задатки заложены от природы. Я с детства помню, что старался быть самым лучшим хоккеистом, лучшим учеником в деревне, самым лучшим послушным мальчиком…

- Получалось?

- Практически, да. Я утвердился в себе, доказал людям, что не имею ряд вредных привычек: не матерюсь, не курю, не выпиваю спиртное, стараюсь быть вежливым, уважаю старших — это не само пришло, этому меня учили семья и школа. Я готовил себя к этой жизни, готовился стать лидером. Учился на четыре и пять, правда, у меня всегда была одна тройка — по геометрии. Я всегда пытался доказать, поспорить — не ради спора, а ради истины. Я за то, что ряд мужчин и женщин и сейчас находятся ко мне в оппозиции. Но с сожалением должен Вам сказать: люди обмельчали. Может быть, я себя восхваляю, но я многие вещи заявляю и собираюсь так жить.

- Всё же вернусь к своему первому вопросу о Ваших ожиданиях год назад и реалиях сегодняшнего дня — Вы разочарованы?

- По большому счёту нет. Если разочарован, значит, собрался и ушёл. Этого я сделать не могу по причине того, что сейчас мне сложно определить отношение людей ко мне. За меня на выборах проголосовали 645 человек из двух с половиной тысяч пришедших. Условно тысяча девятьсот были против меня — вот с чего я начинал. В первую ночь мне сообщили: «Олег Петрович, все депутаты против вас». Сейчас мне объективно тяжело понять, кто за меня и кто против. С первого дня не слышал, чтобы меня поздравили с избранием на должность. Это сделали только те, кто всегда меня поддерживал.

- Вы много лет были человеком, ни от кого не зависимым. Став главой сельского поселения, Вы почувствовали, что каждое Ваше действие, шаг регламентированы законом, жёсткими сроками, требованиями?

- Естественно. Да, я был свободным человеком, независимым, достигал немало, когда у меня магазины были. Я мог бы вернуться назад, но это не в моём характере. В моём характере пытаться помочь людям, которые попадают в трудную ситуацию и которых пытаются обмануть, обхитрить. А имея деньги, торговые возможности, ты этого лишён, единственное, какую-то благотворительность можно сделать. Главная сила — во власти. Когда я стал главой, пришли люди, которые три года ходили в администрацию за разрешением спилить три берёзы на их участке, потому что вокруг ничего не растёт. Я практически за три дня это сделал: специалист по благоустройству, депутат выезжали на место, смотрели, мы подписали разрешение, и проблема решена. В одном месте я даже кедру подписал — её срезали. Ещё ряд примеров могу привести, когда не деньги требовались, а действовать надо было просто душой.

- Но душой можно решить далеко не каждый вопрос поселенческого уровня. Я не зря у Вас в прошлом году спрашивала, как Вы представляете себе реальную ситуацию. Вы хотели сделать очень много, но представляли ли Вы, с какими трудностями, финансовыми в первую очередь, столкнётесь? Вы сказали, что будете пытаться решать проблемы, а сегодня в поселении уже судебных решений на десять миллионов, восемь с половиной миллионов рублей ушли с дорог. Выходит, самые важные, глобальные проблемы поселения упираются всё-таки в деньги?

- Да, процентов на 80. У меня и тогда красной нитью проходило то, что я стараюсь быть к людям доброжелательным, идти им навстречу, чтобы они не чувствовали, что власть всех добивает без повода.

- И всё-таки, где Вы намерены брать деньги на решение самых насущных проблем поселения?

- Первый пункт: я пока держусь более-менее вежливо. Думаю, что за этот год никому особо не нагрубил. Если и ругался, то в основном на руководителей, на простых граждан — никогда. Меня люди оскорбляют, а я держусь.

А вот где деньги? Вы у меня уже спрашивали об этом во время предвыборных дебатов. Я же не сказал тогда: «Вот деньги есть, просто Рудова не работает». Я сказал, будем пытаться, изыскивать, заявлять, доказывать, что так дальше жить нельзя. Думаю, глава поселения и должен быть таким — задиристым, не сдаваться. Начинается это пока фактически с проигрыша. Нынче получилось не так благополучно для граждан, но не для всех. Есть разумные, умные люди, которые пытаются анализировать: дороги нет, значит, ты плохой, и неважно, тебя обидели — не обидели, отобрали — не отобрали, а дороги нет.

А есть и такие, кто говорит: «Не сдавайся, Петрович, ты прав, это просто произвол. Ты со своей стороны всё, что мог, сделал. Деньги-то у них». В соглашении по дорогам у района прописывается вот столько (От ред.: показывает на пальцах — мало), а у поселения вот столько (много).

- Так это и понятно, ведь ремонт дорог в сельском поселении — это Ваши полномочия.

- Я люблю на семейную тему сводить. Вот у Вас ребятишки: одному хорошо учёба даётся, а другому не даётся, Вы же его не пытаетесь затоптать, Вы с одним больше занимаетесь, с другим — меньше, чтобы достичь общей цели. А у нас общая с районом цель — благополучие и комфорт наших граждан.

- Хорошо, район — родитель — отобрал деньги у одного «ребёнка» — Кривошеинского сельского поселения и отдал другому — Володинскому или Пудовскому. В том, что деньги «ушли», вообще нет Вашей вины?

- Есть. Десять процентов. А район виноват в том, что деньги забрали за моей спиной. За несколько дней до этого мы с главой района и архитектором ходили, мерили тротуар на Заводской, решали, как его делать. В тот момент сметы проходили проверку в центре ценообразования.

Я решал вопрос удобства в обслуживании тротуара, который изначально предлагалось построить на металлических стойках, с деревянным настилом — как там с колясками ездить? С одной стороны предусмотрено ограждение, с другой нет, значит, можно упасть. А как в зимнее время чистить примыкающие к тротуару дороги? По смете стоило это 2 миллиона шестьсот тысяч рублей в ценах 2016 года. А я сделал смету в ценах 2018-года на миллион двести метровой ширины в асфальтном исполнении. Был смысл менять смету?

У меня два с половиной километра дорог надо отремонтировать, а в Петровке, например, двести метров. И чтобы положить асфальт на асфальт, надо составить смету из двух пунктов, которую можно сделать даже зимой, не выходя из кабинета. А у меня смета на ремонт дороги на улице Федюкова была сделана на два миллиона семьсот тысяч. Я когда принес её специалистам, мне сказали: нет съездов, труб недостаточно — вообще много замечаний. А зима уже — что я сделаю? Не забудьте, я сделал ещё три сметы на дворовые территории: на улицах Октябрьская, Гагарина и Новая — это тоже я сам всё организовал. У меня одного 2,5 километра, а у остальных километр четыреста метров — а это сколько договоров, денег…

- Как-то же получалось у Ваших предшественников?

- На будущий год у нас тоже всё получится, потому что мы сейчас начнём готовиться. Я-то пришёл фактически к разбитому корыту. По всем канонам опаздывал, хотя до сих пор настаиваю, что все сроки были рекомендательными. Мы до Нового года все сметы сделали, а с января поменялись требования к схемам, к индексам, пришлось переделывать — а это время.

- В течение всей весны на аппаратных совещаниях у главы района Вам каждый понедельник настоятельно рекомендовали поторопиться с подготовкой документов по дорогам. Вы неизменно отвечали: «Я думаю». Не слишком ли долго думали?

- В середине февраля меня начали «ломать»: забирайте у дорожников все сметы и отдавайте их в Томск. Я знаю, как бывает трудно, когда не с самого начала делаешь. Дорожники обещали переделать сметы бесплатно со дня на день. А в городе мы бы ещё хуже «запороли», да ещё и заплатили бы. Здесь мы хоть 29 марта сделали сметы, хотя нужно было до первого марта. Я не стал вырывать сметы у наших дорожников, чтобы всё на месте было. Я принял решение быть здесь до конца, думаю, что был прав.

Тридцатого мая мы получили сметы из центра ценообразования, выставили план-график на сайт. А тридцать первого мая районная Дума утвердила передвижку денег на другие поселения. В это время я шёл по Томску со сметами в руках. Володинское и Пудовское сельские поселения позже нас вышли бы на аукцион. Ну и что, что я опоздал? Это физически ничего не означает. Морально, да — плохой руководитель. Хотя были факторы, которые я не мог изменить. Зачем было забирать у нас деньги при прочих равных условиях?

Я ведь потом проехал троих замгубернатора. С Шатурным мы час проговорили. Я даже на какие версии был готов идти? Я ему сказал: «Могу пойти в отставку. Но деньги на Федюкова — сюда, и я пошёл».

- Вы заместителю губернатора ставите ультиматум?

- Это не ультиматум. Мне потом сказали: «Олег Петрович, депутаты поселения и районной Думы голосуют против Вас и отдают деньги в соседнее поселение. Что Вы им сделали?» Для меня это тоже загадка. Если хотели наказать, воспитать Казырского, посадите, штраф давайте за нарушение сроков. Но такая педагогика не может массово идти на поселение, а должна быть направлена на конкретного человека. Я и говорю, что виноват на десять процентов, потому что хотел лучше сделать людям, сэкономить на строительстве тротуара и экономию пустить на Федюкова.

А сейчас катастрофа будет полная: у поселения счёт арестуют. Деньги, которые были предназначены на строительство первой газовой котельной, отберут. И в этом на 90% вина районной власти. Она не должна была самоустраниться.

- Давайте отойдём от темы глобального строительства и ремонта и поговорим о делах текущих и обещаниях прошедших. Предлагаю коротко «пробежаться» по списку Ваших предвыборных обещаний, опубликованных в районной газете и включающих 52 пункта. Некоторые из них предполагалось выполнить в 2018-ом году. Вы обещали отказаться от услуг служебного автомобиля и ездить на своём. Отказались?

- Практически да. Понимаете, все эти мои планы нельзя считать догмой. Здесь не подразумевалось расшифровки. Говоря об автомобиле, я речь веду о себе как о главе, но не уточняю, чей бензин, не говорю о сроках — сколько буду ездить на своём автомобиле. Второе, на тот момент я кое-что и не предполагал до конца. Например, что машина нужна не только для главы. Остаётся вопрос перевозки сотрудников, выезда на пожары…

- Вы обещали снизить зарплату себе и управделами. Снизили?

- Себе, я считаю, да.

- Ваша зарплата меньше, чем у Вашего предшественника, потому что нет надбавки за муниципальный стаж. Но ни оклад, ни премиальные Вы не снижаете…

- Что касается снижения зарплаты, речь шла о заработной плате прежнего главы. Моя зарплата меньше — 44-45 тысяч на руки.

- Вы планировали в 2018-ом году в районе площади Победы построить общественный туалет…

- Год ещё не закончился, но приложим все усилия.

- Цитирую: «Будут снесены ряд зданий в центре с. Кривошеино и отданы под застройку 2018-2022 г.г.» Нынче планируете приступить к выполнению этого пункта, и какие здания Вы имели в виду?

- Прежде всего, восьмилетка, старый комхоз, угловой дом по пути на пристань, райповская контора.

- А здание старого хозмага?

- Пока решения по нему нет. Но нынче оно послужило нашему общему делу — два месяца весной комхоз брал оттуда свет.

- Обещали нынче решить вопрос с выделением участков, где можно брать землю, глину, песок для строительных нужд.

- Пока этот сложный вопрос не решается, потому что поселение не отводит участки — это делает район.

- «Будут разработаны проектно-сметные документации на газификацию улицы Энергетиков и микрорайона Берёзовый в Кривошеине».

- Тоже в 2018-м году? Можно признать, что никаких усилий с моей стороны по улице Энергетиков не было приложено. Я только согласовывал, а строили люди за свой счёт. Что касается Берёзового, наверное, маху дал. Это полномочия района.

- В своё время Вы были инициатором того, чтобы сто тысяч рублей, подаренные к юбилею Кривошеина, были направлены на освещение микрорайона «Берёзовый». Все материалы были закуплены, почему работы до сих пор не выполнены?

- Сто тысяч израсходованы. У меня есть договор с поставщиком материалов. В бюджете были заложены деньги на оплату работы электрика по обслуживанию сетей. Мы заключили договор с нашими энергетиками, получили точку подключения. Теперь надо найти желающих сделать уличное освещение, но средств на это нет. Выхода пока не вижу, потому что денег у нас катастрофически не хватает.

- Спасибо за обстоятельную беседу.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.