Меню
16+

Газета «Районные вести» Кривошеинского района

16.10.2017 13:15 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Проходим по одному»

Что включает в себя понятие «зона» для законопослушного гражданина? Скорее всего, в мозгу возникают навязанные сериалами образы бритоголовых киногероев в робах с идентификационными номерами на груди, живущих по определённым понятиям, говорящих на языке, не всегда понятном для носителей литературного русского языка. Нельзя забывать и классиков жанра, повести и рассказы которых переносят нас уже к реальным образам «Артиста лопаты» или «Ивана Денисовича», живших в то тяжёлое время, когда гибель миллионов людей в исправительно-трудовых лагерях была просто статистикой. Но если первые, в какой-то степени, ковали великий и могучий Союз, то исправительные колонии сегодня являются в общей системе своеобразными кузницами кадров.

В рамках гранта администрации Томской области для НКО «Развитие компетенций и повышение журналистского мастерства в томском медиасообществе» Томское областное отделение Союза журналистов России совместно с УФСИН  по Томской области провело пресс-тур в колонию строгого режима ИК-4. Эта поездка началась для сотрудников «Районных вестей» с телефонного звонка с «заманчивым» предложением: «Количество журналистов, желающих отправиться в тюрьму, не ограничено. Вы поедете?» Мы не могли отказаться…
Колония располагается в черте города, что не совсем укладывается в стереотип, но говорят, это обычная практика по стране.  Пройдя процедуру установления личности, получив бейджики — пропуска, поднимаемся в кабинет начальника. Прослушав краткий инструктаж, направляемся непосредственно к самому учреждению. Глазу экскурсантов предстаёт высокий железный забор с несколькими рядами «егозы». Перемахнуть через такой без потерь для организма нереально. Звучит отрывистое «проходим по одному», лязгают замочные затворы, и монотонная речь в рациях «дубаков» невольно заставляет воображение представить себя в незавидном виде. Но после КП «краски» жизни вновь начинают проявляться. Побеленные или окрашенные в красный цвет кирпичи стен и заборов, фасады зданий, выполненные в деревянном либо в сайдинговом исполнении, чистые, «под метёлку» дорожки, размеченный белыми линиями плац,  яркие таблички, обозначающие то или иное помещение, клумбы и кустарники — всё создаёт впечатление базы отдыха «среднего» масштаба. Но отсутствие людей в «гражданке» даёт понять, что объект режимный.  «Нарушителей режима нет», — разъясняет нам по ходу движения врио начальника колонии, он же гид, Дмитрий Поздняков. Буквально через минуту нарушитель всё-таки попадается нам на глаза в образе кошки с мышкой в зубах, перелезающей через ворота бани. «Этому можно — ему не прикажешь», — с улыбкой говорит гид, и мы в приподнятом настроении продолжаем экскурсию.
Есть на территории колонии больница. Со слов Дмитрия Владимировича, сюда направляют арестантов на лечение из всех регионов Сибири. Стационар на 68 койко-место, карантинный изолятор, рентген и другое медоборудование позволяют врачам с успехом лечить больных. Как сказал главный врач, «если на свободе человеку лечат только болячки, то здесь мы лечим самого человека».
В структуре заболеваний осуждённых в учреждениях УИС области на первом месте болезни органов пищеварения — 26,3%, на втором психические расстройства — 22,4%, на третьем — болезни органов дыхания — 16,1%. С 2008 года снижается заболеваемость туберкулёзом: в следственных изоляторах на 25,4%, в колониях — на 55,1%. («Источник: http://prisonlife.ru/ © Тюремный портал России»)
Продвигаемся в отряд, где осуждённые проводят досуг. Комната с картинами на стенах и небольшим собранием литературы, есть игровая, по телевизору спецканал вещает контингенту информацию о правах и обязанностях заключённых. При входе в спальню обращаем внимание на схему расположения кроватей: из 50 коек свободна только одна. По «струнке» стоят и сами «постояльцы». Вот здесь-то, вглядываясь в лица, замечаешь, что молодых ребят намного больше, чем пожилых. На удивление о возрастной составляющей Дмитрий Владимирович отвечает: «Около 75% заключённых  в возрасте до 35 лет».  Эти сухие цифры говорят о многом… Болезнь общества — молодая преступность — прогрессирует.   Её надо лечить любыми методами. Как один из вариантов — профориентация заключённых в исправительных колониях, в нашем случае это  «Федеральное казённое профессиональное образовательное учреждение № 288 ФСИН России». На базе него заключённые получают профессии «сварщик», «слесарь по ремонту автомобилей»,  «слесарь по эксплуатации и ремонту газового оборудования», «слесарь-электромонтажник», «слесарь механосборочных работ», «стропальщик», «обжигальщик стеновых и вяжущих материалов», «машинист подъёмной машины».
А с апреля текущего года здесь организовано профессиональное обучение осуждённых по профессии «пчеловод». Систематический анализ рынка труда города Томска и Томской области показывает, что профессии, по которым ведётся обучение в ФКП образовательных учреждениях, являются наиболее востребованным в регионе. Материальному оснащению базы позавидовали бы многие техникумы области. В классах предостаточно наглядного пособия и профессионального оборудования, на котором обучаются арестанты. Ещё важная деталь — человек до 30 лет, не имеющий среднего образования, отбывающий срок в исправительной колонии, в обязательном порядке пройдёт обучение по программе среднего образования. В настоящее время общее образование в колонии получают около 200 человек.
Рядом с учебным корпусом находятся церковь и мечеть. В «заключении» религиозная составляющая всегда была на особом счету, а логичность соседства разноконфессиональных зданий у руководства колонии не вызывает никаких  сомнений. Ведь на протяжении веков Россия, являясь многонациональной страной, сумела сохранить веротерпимость.
Далее по плану — производство. На свиноферму нас не пропустили из-за карантина, вызванного африканской чумой, но, по словам завхоза, там выращивается свиное стадо в 500 голов. Есть и убойный цех, да такой, что свинокомплексы области «нервно курят в сторонке». Деревообрабатывающяя индустрия — приоритет колоний России, и томская — не исключение. Огромные площади, заставленные станками и фрезерами, пронзительный визг циркулярных пил, торговые образцы изделий в тамбуре и опилки, которые витают в воздухе, разнося запах дерева. Все работники на производстве — заключённые, они стабильно получают хоть минимальную, но зарплату, которую могут потратить в местном ларьке или перевести на карту родным и близким.
Есть и уголок самодеятельности, где творчески одарённые люди могут проявить себя на сцене, что и было показано для участников нашей экскурсии.
В целом экскурсия оставила интересные впечатления. Чёткие и продуманно-последовательные действия охраны, ясная речь, понятные ответы и лёгкий юмор руководства не давали повода для беспокойства. Да и сами заключённые в основном не выглядят так, как  их рисуют киносценаристы. Это просто оступившиеся на жизненном пути пацаны, у которых всё ещё должно быть впереди.
«Это прекрасная возможность на деле продемонстрировать прозрачность нашей структуры. Для журналистов мы открыли все двери и впредь готовы вести с представителями региональных СМИ честный диалог», — сказал временно исполняющий обязанности заместителя начальника УФСИН России по Томской области подполковник внутренней службы Александр Зорин.
Алексей Шиянов

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.