Меню
16+

Газета «Районные вести» Кривошеинского района

30.07.2020 12:28 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

После комбинезона маска не пугает

Автор: Андрей Майзер

Коронавирусная инфекция, поразившая тысячи людей, вынудила перепрофилировать отдельные медучреждения Томской области. Их специализацией стала борьба с новой болезнью. В них потребовалось гораздо больше медработников. Для решения кадровой проблемы ещё весной начался набор добровольцев из других больниц и клиник. Супруги Суфтины из Кривошеина откликнулись на призыв областных коллег и два месяца работали в медсанчасти № 2, отважно противодействуя коронавирусной инфекции.

Александр и Анастасия Суфтины — медсестра терапевтического и медбрат инфекционного отделений Кривошеинской районной больницы. Вторая медсанчасть, по их словам, мало чем отличается от других медучреждений, но работы там гораздо больше из-за большого количества пациентов. Правда и врачей там прибавилось. Первое время медсанчасть работала в режиме «фильтра», принимая людей с подозрениями на коронавирус. Пациенты дожидались анализов и при подтверждении диагноза отправлялись в ковидную зону. Через какое-то время вся МСЧ №2 стала «красной зоной» — сюда стали поступать пациенты с уже подтверждёнными диагнозами.

Весной по муниципалитетам был отправлен запрос о добровольцах на работу во вторую медсанчасть. Александр Суфтин оказался единственным добровольцем из Кривошеинского района. Отложив на время строительство дома и забыв об отпуске, он собрался в дорогу. «А я — как жена декабриста», — добавляет Анастасия, быстро перестроившая планы и поехавшая с мужем в Томск. Уехали супруги в конце апреля, а первого мая вышли на первую свою смену. Спустя два месяца напряжённой работы во второй медсанчасти вернулись домой. Разумеется, после возвращения они две недели провели в обязательном карантине. Тесты не подтвердили наличие у них коронавируса — костюмы спасли. Сейчас они вновь приступили к выполнению своих непосредственных обязанностей в Кривошеинской РБ, не являясь переносчиками инфекции.

Во время работы с ковидными пациентами медикам выдавали костюмы индивидуальной защиты, которые включали в себя комбинезон, по ощущениям похожий на полиэтиленовый пакет, респираторную маску на лицо, экран или очки, бахилы и две пары перчаток: первая пара надевалась под костюмом, вторая — над ним. В костюмах жарко, так как сделаны они из плотного материала без пор, чтобы избежать проникновения инфекции из воздуха. Но костюмы, по словам Александра, крайне необходимы: «Сначала думаешь, что эти костюмы бесполезны, но надеваешь для соблюдения требований. А после смены снимаешь его и видишь: маска в крови, на костюме брызги крови, а экран заплеван. Пациенты же кашляют в твою сторону». Сейчас они уже привыкли к костюмам и при жалобах коллег на неудобное облачение улыбаются, вспоминая, как целые смены приходилось отрабатывать в них.

Медики жили в гостинице, не испытывая бытовых неудобств, обеспеченные горячим питанием. Время завтраков, обедов и ужинов согласовано с графиком работы тех, кто возвращался после дежурства или заступал на смену. Медработников возят к месту работы, чтобы дистанцировать их, например, от пассажиров общественного транспорта. Но есть один минус, являющийся вынужденной мерой: нет свободы передвижений. Врач или медсестра, работающие с подтверждёнными заражёнными, могут и сами быть переносчиками заболевания, несмотря на все меры предосторожности, а потому вынуждены перемещаться лишь между местом работы и номером гостиницы, где временно проживают».

Несмотря на регулярные дезинфекции и защитные костюмы, некоторые врачи всё же заболевали. Суфтиных болезнь обошла стороной, но, как сами признаются, только в их отделении за два месяца четыре человека сменили медицинский халат на койку больного. Это серьёзный удар по работоспособности отделения, но с этим приходилось мириться и продолжать заботу о пациентах. Сами медики в силу особенностей профессии почти не удивлялись заражениям коллег и воспринимали это спокойно, не роняя боевого духа.

По словам Суфтиных, коронавирус протекает, как пневмония и примерно так же опасен. Вирус обладает необычными последствиями: переболевшие люди некоторое время чувствуют себя дезориентированными, у них проявляется энцефалопатия — нарушение питания головного мозга. Но и обычная пневмония переносится так же тяжело, и от неё тоже можно скончаться, если не лечиться. С этим связана статистика смертности от коронавируса: достаточно небольшой процент летальных исходов обусловлен своевременным лечением симптомов и поддержкой больных.

Коронавирус не выбирает людей по возрасту и полу: Суфтины видели и молодых людей, в панике просящих перепроверить анализ, и стариков, воспринимающих заражение спокойно, так как большинству из них не привыкать лежать в больнице. Бывало, что пожилые люди, поступившие одновременно с молодыми, выписывались раньше. «Многое зависит от иммунитета», — замечает Анастасия.

Большинство пациентов второй медсанчасти не верили в существование инфекции, пока сами не попали в «красную зону», что удивило Суфтиных. Видимо, неверие, приводящее к несоблюдению масочного режима, становится самым страшным переносчиком болезни. Такой вот неверящий в болезнь человек, подхватив вирус, может передать его своей семье или коллегам, и тогда врачам приходится принимать уже нескольких людей вместо одного.

Вторая медсанчасть постоянно держала связь с Москвой, томскими стационарами и СибГМУ. Это помогало делиться опытом в борьбе с болезнью и задействовать по видеосвязи врачей из других регионов в качестве помощников. Пациентов тоже успокаивал факт заинтересованности в их выздоровлении врачей, они видели, что про их лечение не забыли и постоянно думают, как бы облегчить течение болезни.

Бывали в блоках и случаи смерти как следствие заболевания коронавирусом. Для больных это тяжело, а для тех, кто находился в одной палате с умершим — тяжело вдвойне. «Все ведь лежат с одним диагнозом, а вдруг и у меня организм сдастся?» — витала мысль в палате, где недавно умер пациент. Стоит заметить, что большинство умирающих — пожилые люди с сопутствующими заболеваниями. Невозможно привыкнуть к смерти пациентов. «Медики до последнего борются за жизнь пациента, стараются убедить в благополучном исходе», — говорят Суфтины.

Александр и Анастасия признаются, что пребывание во второй медсанчасти немного изменило их. «Когда ты понимаешь, что с родными можешь общаться только по телефону, а внешний мир ограничен прямоугольником окна, это угнетает. Ещё и эти костюмы… Теперь для нас не проблема надеть маску или респиратор — пусть плохо дышится, зато безопасно».

Суфтины считают, что ношение масок в общественных местах и применение антисептика вполне обоснованы. Ведь коронавирус способен бессимптомно находиться в организме человека, делая его невольным переносчиком, а маска предотвращает передачу инфекции окружающим. «Но всем этого не докажешь, пока они в «красную зону» не попадут», — замечает Александр.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.